Придворный художник НИИхиммаша

Одной этой стелы было бы достаточно, чтобы воздвигнуть «нерукотворный памятник» автору стального шедевра Владимиру Дудорову. Однако остановиться на одной грани таланта этого замечательного человека, инженера НИИхиммаша, самобытного художника-самоучки было бы просто преступно. И мы отправились прямиком в дом к мастеру.

 Придворный художник НИИхиммашаВыполненные акварелью и в карандаше картины, изысканная чеканка, причудливые фигурки, проявленные умелой рукой мастера в изгибах лесных коряг, - небольшая квартира Дудоровых напоминает художественную галерею, в которую мне удалось проникнуть лишь благодаря жене Владимира Демьяновича Таисии Михайловны.
       - Володя никогда не стремился быть публичным человеком, - рассказывает Таисия Михайловна, - однако он обладает такой потрясающей энергетикой и чувством юмора, что моментально собирал вокруг себя людей. Но если дело доходило до творчества, то тут его лучше было оставить одного наедине с музой.
       Любовь к искусству Владимиру привил его отец. В их многодетной семье было не принято сидеть без дела, и каждый из членов семьи в свободное время занимался каким-либо творчеством. Владимир выбрал для себя живопись. Когда он садился за мольберт, на чистый лист выливалась целая симфония ощущений и образов. Педагоги пророчили юному дарованию большое будущее. И мальчик сразу после школы собрался поступать в художественный институт, однако отец был непреклонен: художник – это не специальность, и направил сына по инженерной стезе.

       ЕДИНСТВЕННАЯ МУЗА

       Свою главную и единственную музу Владимир встретил во время учебы в Казанском химико-технологическом институте. Впрочем, спортсмена, комсомольца, необычайно эрудированного и потрясающе харизматичного молодого человека красавица Таисия сначала не привечала в стане своих поклонников.
       - В институте Владимир был известной личностью, - вспоминает Таисия Михайловна, - он хорошо играл в шахматы, ездил на сборы по лыжным гонкам, печатал свои рисунки и поэтические наброски в институтской многотиражке – газете «Химик». Но я поначалу даже встречаться с ним не собиралась и не могла подумать, что вместе рука об руку мы проживем пятьдесят лет.
       Познакомились они в клубе на студенческой вечеринке. Несмотря на бойкий нрав, Владимир побоялся первым подойти к предмету своего обожания и прислал к Таисии друга-адъютанта, который передал девушке ее портрет и приглашение на танец.
       - Подходит ко мне мальчишка внешне непримечательный, с взлохмаченной шевелюрой, челка черная на глаза, росточком невысокий… - вспоминает Дудорова. – Я спасовала, но как начала с ним танцевать, настолько мне стало с ним интересно, он умел в тему пошутить, цитировал наизусть Ильфа и Петрова, читал свои стихи… И я сдалась под его сокрушающим обаянием.
       Позже она встретила Володю уже в общежитии института. Они стали общаться. И постепенно интерес перерос в сильные чувства. Владимир окончил институт на год раньше Таисии. Ему нужно было ехать по месту распределения. И Таисия, поняв, что не хочет потерять этого человека, что он важная составляющая ее жизни, последовала за ним.

       НА ЗЛОБУ ДНЯ

       Волею судеб новым местом работы Владимира стал НИИхиммаш. Через год, в 1961-м, туда же приехала работать и Таисия. А еще через год у молодых родился первенец. В тоПридворный художник НИИхиммаша время на Новостройке было всего пару домов, и основная часть поселковцев вынуждена была ютиться в бараках. Поэтому, когда молодоженам выделили десятиметровую комнатушку в общежитии, они были несказанно счастливы.
       После рабочего дня в их комнате частенько собиралась редколлегия стенгазеты «После работы», с которой Владимир начал сотрудничать. Большая газета, выполненная на нескольких листах ватмана, вывешивалась в клубе, и народ толпами ходил ее читать. В газете было много рисунков, рассказов, стихов, потому что поселок всегда славился потрясающими самобытными поэтами. На долю Владимира достались шаржи, сюжеты для которых художник брал из жизни. Очередь на проходной института, обслуживание в медсанчасти, первый пуск - рисунки были очень ироничны, многие на злобу дня, со множеством интереснейших деталей и узнаваемыми лицами: от директора завода Пухова до главных конструкторов и других работников института. Многие из своих рисунков Владимир Демьянович сопровождал поэтическими виршами.
       Стенгазета «После работы» выпускалась довольно долго, потом ее запретили из-за слишком резкой сатиры. На ее место пришла газета «Пламя». Вывешивалась она при входе в административный корпус предприятия. 

       ПЕНОПЛАСТОВЫЙ СПУТНИК

      Придворный художник НИИхиммаша «Придворный художник НИИхиммаша» - так, шутя, называл Владимира Дудорова бывший директор института Александр Александрович Макаров. Талант Дудорова на предприятии был общепризнан, поэтому никого не удивило, что конкурс на лучший памятник к 40-летию предприятия выиграл именно он.
       Технически воплотить конструкцию Дудорову помог его друг и коллега Сергей Кондратьев. Планету Земля они представили в виде ажурного с ячейками шара, на котором живет человечество и который нужно беречь, как что-то легкое, хрупкое. Постамент стелы изображен в виде корабля, из которого вырывается шлейф огня – символ первого пуска. Картину должны были дополнять красные многолетние цветы, высаженные на постаменте, как имитация пламени двигателя.
       - Макаров обещал нам дать в помощь рабочих, но пришлось варить всю конструкцию вдвоем, - рассказывает Владимир Демьянович. – Прежде чем сделать модель из нержавейки, я полностью вырезал ее из пенопласта, чтобы лишний раз убедиться в надежности. С шаром мы провозились 2 месяца, на стрелу ушло столько же времени. Уже после установки были опасения, что наше творение может повредить удар молнии, но все удачно обошлось. Второй памятник, который установлен на территории предприятия, я моделировал один, а ставить его мне помогала сварщица Галина Воробьева. На него ушло без малого 70 кубов бетона.
       Придворный художник НИИхиммашаВладимир Дудоров и по сей день трудится на главном пересветовском предприятии и не оставляет свое поразительное хобби. В любое время года, будь-то лыжная прогулка или просто поход в лес, наметанный глаз художника всегда отметит среди древесных коряг причудливый изгиб, увидит в трещинах древесной коры образ Сальери с Моцартом или старушку, бредущую с клюкой. Он не жалеет, что когда-то избрал именно этот путь: возможно, самому провидению было угодно, чтобы он в своих шаржах выстроил летопись Новостройки, своими руками создал символ города и ежедневно может дарить столько любви и красоты своим близким. И как истинный творец и художник верит, что самая главная работа в его жизни еще впереди.

       Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© 2020 Наш Пересвет. Все права защищены.

При использовании материалов сайта ссылка на www.peresvet-gorod.ru обязательна.
Адрес электронной почты: info@peresvet-gorod.ru .

 

Top.Mail.Ru