Русской словесности чистейший образец

Накануне юбилея нам удалось побеседовать с поэтессой.

-- Вера Ананьевна, где прошло ваше детство?

-- Родилась я в Ярославле. А детство и школьные годы прошли на севере костромских земель, в городе Солигаличе. Это красивый старинный городок, ровесник Сергиевой лавры. Ученики и сподвижники Сергия Радонежского основали там Воскресенский монастырь. Солигалич славился и своими соляными копями. Потом я узнала, что наша Лавра имела в городке соляные варенцы.

-- Когда вы впервые почувствовали в себе способность к творчеству?

-- В нашей многодетной семье все были расположены к творчеству. Мама хорошо писала стихи, отлично рисовала, пока в войну не потеряла кисти рук. Папа писал рассказы, вторая профессия у него журналистика, он был редактором районной газеты. Мой младший брат -- профессиональный литератор. В течение 6 лет он издавал семейный журнал. Так что изначально я воспитывалась в творческой среде.

Первое свое стихотворение я написала в восемь лет в соавторстве с младшим братом. На сочинительство нас вдохновила открытка с изображением героя войны 1912 года Дениса Давыдова:

Ехал Давыдов ночью.

Голод мучил его.

Ехал Давыдов срочно

Выполнить дело свое.

Голод в то время был страшный, но это отдельная история, рассказывать о ней тяжело. Был не только дефицит еды, но и бумаги. Помню, я сшивала тетрадки из тонких газетных клочков и писала на этой импровизированной книге чернилами, которые мы сами делали из коры ольхи. Я сочиняла сказки, рассказы: про утят, коров, коз, сама же их иллюстрировала. Потом мы с братом играли в игрушечный книжный магазин. Две книжки более позднего периода, написанные уже на канцелярской бумаге, храню до сих пор. Отрывки и детские иллюстрации из них брат публиковал в журнале "Письма из России".

-- У вас автобиографичные стихи?

-- Да. В книгу "Поэты Сергиева Посада" вошла большая подборка моей прозы -- воспоминания о военном детстве и стихи. Когда началась война, мне было всего шесть лет. Папа сначала работал в тылу на строительстве укреплений под Ярославлем, потом ушел на фронт. Нам повезло, отец вернулся с войны живой, правда "с обновкой" -- протезом. У меня есть стихотворение "Я помню", где описаны мои воспоминания о войне. Оно было опубликовано ранее в нескольких сборниках, однако окончательную редакцию я завершила лишь недавно. (Мы публикуем последний вариант этого стихотворения. -- Прим. авт.) Цикл стихотворений "Страна Михматия" посвящен моим однокурсникам, учебе, нашим юбилейным встречам в университете на Ленгорах.

-- Как вы попали на Новостройку?

-- После окончания университета, в 1958 году, я по распределению приехала сюда, тогда еще даже не в поселок Новостройка, а местность, обозначенную лишь номером почтового ящика. Стихами я занималась всю жизнь, параллельно с занятиями высшей математикой в НИИхиммаше. Оказывается, эти две с первого взгляда несовместимые вещи замечательно совмещаются. Один из посадских литераторов, увидев мои публикации в газете "Вперёд" в 1980 году, заметил: "Как вам повезло, что у вас есть вторая специальность -- математика, и что вы можете время от времени переключаться от поэзии. Поэтому у вас получаются такие оригинальные стихи". А потом добавил: "Я вас такой себе и представлял, русской поэтессой. Не знаю, признают ли вас при жизни, но ваши стихи войдут в хрестоматии". Он тогда придал мне уверенности в собственных силах.

-- Первым вашим поэтическим наставником стал известный поэт, руководитель литобъединения "Загорские узоры" Анатолий Чиков?

-- Да. Первые профессиональные уроки я получила у него. В нашем Доме культуры "Космос" он организовал литкружок, который потом перерос в литобъединение. На первом занятии он отобрал мои стихи, лестно для меня признав, что они уже готовы к печати. Анатолий Филиппович дал подборку наших кружковцев в феврале 1976 года в газете "Вперёд". Это была моя первая публикация. Потом стихи много публиковали в газетах Ивановской и Костромской области.

-- Сколько ваших книг уже издано?

-- Четыре книги. В этом году должен был выйти пятый сборник, но возникли сложности с оплатой типографских расходов. Эта книга очень важна для меня. В ней я собрала несколько циклов: "Страна Михматия", "Дедовские погосты", стихи памяти мужа. В сборник также вошли новые стихи и рассказы "Поповна" и "Суббота".

-- Кто из писателей вам наиболее интересен?

-- Виктор Астафьев, Валентин Распутин, юморист Сергей Довлатов, Федор Абрамов и Василий Белов -- те, кого критика условно называла "деревенщиками", но они и составили ядро нашей литературы. Новаторство в творчестве я не отрицаю, но когда в содержании пустота, интерес пропадает.

-- Вы принимаете большое участие в поэтической жизни нашего города, напутствуете молодых поэтов, судите в жюри, помогаете с изданием книг. Кого из пересветовских поэтов вы могли бы отметить?

-- Работы Андрея Сорокина. Он начал писать всего несколько лет назад, но уже сильно творчески вырос. Четверостишие срифмовать очень просто, но в поэзии главное -- работать над словом. Каждое слово должно как гвоздики вбиваться в строение стиха так, что вынул гвоздик -- рассыпалось и строение. Порой, чтобы написать несколько серьезных четверостиший, приходится тратить массу времени, чтобы слово приобрело нужную меткость и глубину.

-- Где вы черпаете вдохновение?

-- Я люблю гулять по тропинке к деревне Самойлово. Туда же летом хожу на этюды. Рисование -- это мое второе большое увлечение. К художественному творчеству меня тянуло всю жизнь, но профессия увела. В художественную школу я пошла довольно поздно -- четыре года назад. Когда наш педагог Валерий Ефимович объявил о наборе взрослых в свою студию, я подумала, что в 71 год, пожалуй, поздновато начинать учиться рисовать, но подруга уговорила рискнуть и попробовать. Теперь с карандашом и кистью я не расстаюсь и очень радуюсь, если картина удается.

-- От всех горожан мы сердечно поздравляем вас с юбилеем, желаем здоровья, вдохновения и воплощения ваших творческих планов.

Беседовала Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА

"Я помню"

Я помню первый день войны --

Молчание, рыданья.

Тарелки черной со стены

Тревожное вещание.

Суровым дням -- нелегкий счет.

И все-то надо справить.

Мужчин страна звала на фронт,

А женщин -- тылом править.

Хотя захватчиков орда

До нас не докатилась,

Та всенародная беда

На город опустилась.

От Левитана каждый раз

Мы ждали утешенья,

Но сводки извещали нас:

"Оставлены селенья...

Ожесточенные бои"...

Что с нашей почтальонкой?

Вошла во двор, едва стоит:

Соседям похоронка.

Лихая стужа декабря,

Сбивая с лету птицу,

Просвет, на Запад путь торя,

Несла из-под столицы.

Подспудно в сводках полевых

Шло измененье знака --

Не пятимся. Все чаще в них:

"Освобожден... Атака..."

Тот день по осени пришел.

С телеги папа машет,

За мамин держимся подол,

Но плачет мама наша.

Сквозь слезы, голод и нужду

Надежда нам светила

В военном памятном году

Я к школе подходила.

Писала в госпиталь письмо

Под мамину диктовку.

Отца дождались мы.

Домой вернулся он с обновкой.

Вдруг стал высок родной порог,

Костыль вступил вначале,

И маме возчик-паренек

Протез вручает.

...А ликованье той весны:

"Не тронут больше беды!"

Я помню первый день войны

И первый залп Победы!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© 2020 Наш Пересвет. Все права защищены.

При использовании материалов сайта ссылка на www.peresvet-gorod.ru обязательна.
Адрес электронной почты: info@peresvet-gorod.ru .

 

Top.Mail.Ru