На высшем пределе

Сергей Александрович Есенин… Как о нем сказать? Сказать, как выдохнуть. Только так. Сказать не с языка, а с сердца. Самим Есениным сказать о Есенине, самой Россией.
Есенин и Россия… Это и широкое поле во все глаза, это и темная кромка леса… И конечно же березы. И конечно же «дальний плач тальянки, голос одинокий и такой родимый, и такой далекий».
Родимый! – точнее не скажешь. Как это больно и радостно подходит к Есенину.
Но только не одинокий, нет. Такие как Есенин, одинокими быть не могут. Даже когда они одни, они все равно не одиноки, поскольку принадлежат всем. Они пронзительно дороги каждому и касаются всего. Такова природа таланта. Тем более такого чуткого, как у Есенина: общительность до самоотрешения, отдача на высоком пределе.
Сергей Есенин…. Как о нем сказать? Лучше всего о Есенине скажет его творчество, его стихи:

Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! Какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в Бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я, и скандалил
Для того чтобы ярче гореть.

Дар поэта — ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились —
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной,—

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

О Сергее Есенине можно сказать словами Толстого и Фета – «лирическая дерзость». Есенин лирически дерзок. Это достигается не за счет потери естественности. Не за счет потери или искажения образа строя. Не за счет гармонии стиха. Сила Есенина, на мой взгляд, как раз состоит в том, что лирическая дерзость у него сочетается с естественностью речи, образного строя гармонии стиха.
Однажды, очередной раз перечитав стихи Есенина, я взял карандаш и написал:
Не у всякого есть свой близкий,
Но тебя я, Есенин, пою,
Что стихи твои, как записки,
Передернули душу мою.

Может быть поздно, очень поздно,
Но заметался пожар в груди.
Я сделаю все, что возможно,
Чтобы горел тот пожар впереди.

Виктор ШИШЛОВ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© 2020 Наш Пересвет. Все права защищены.

При использовании материалов сайта ссылка на www.peresvet-gorod.ru обязательна.
Адрес электронной почты: info@peresvet-gorod.ru .

 

Top.Mail.Ru