Боков Сергей Евгеньевич

Родился 9 сентября 1960 г. в г. Загорске (Сергиев Посад). В 1983 г. окончил Московский Государственный институт культуры по специальности «Режиссер массовых театрализованных представлений».
С 1983 г. – директор ООО «Культурно-коммерческая фирма «Тонус».
С 1990 г. депутат Сергиево-Посадского районного Совета депутатов.
С 1997 г. Президент открытого фестиваля телекомпаний Московской области «Братина».
В 2007 г. – Лауреат конкурса Международной академии менеджмента и Вольного экономического общества России «Менеджер года» в номинации «Электронные средства массовой информации».
Член Союза писателей России и Союза журналистов России, заслуженный     работник печати Московской области. Имеет множество званий, поощрений и наград. Среди них – почетные знаки, медали, в т.ч. Золотая медаль и диплом «Национальное Достояние», медалей им. Достоевского и Золотая Есенинская, почетный орден «Во имя жизни на Земле».
Снялся в пяти телевизионных  художественных фильмах.
Инициатор издания трех книг, в т.ч. сборника стихов и прозы местных авторов «Братина» (С П, 2000).
Автор поэтических сборников: «Зачтется» (С П, 1993); «Перекрестный огонь» (М., 1993); «Нота МЫ» (М., 1997); «Конечно, свой» (С П, 2003).
Автор документального городского романа-эпопеи в двух томах «Напряжение» (С П, 2007).
Кавалер Международного Благотворительного Фонда «Меценаты Столетия»


Сергиев Посад

Родился я под колокольный звон.
Горели солнцем купола соборов.
Меня наречь не вызывало споров
одним из самых дорогих имён.
Я  честью горд, служить Отчизне рад,
уму и сердцу бесконечно дорог
провинциальный, небольшой наш город –
Великий Русский Сергиев посад!
Здесь согревают весь крещёный мир
своим дыханьем маленькие свечи.
В них вера крепче, чем в большие речи,
что могут быть опаснее секир.
Болтун умён тогда, когда молчит.
В его глазах я патриот негодный.
Сам сластолюбец и чревоугодник
меня берётся святости учить.
Позвольте Веру мне иметь свою:
Жить и Любить – какое это счастье!
А злых людей не наделяйте властью,
чтоб не накликать страшную беду.
Мне повезло: попал я в добрый плен
и красотою окружён был с детства.
Пришла пора мне поделиться сердцем
со всеми, кто живет у древних стен.
Про эти стены знает стар и млад.
Они стоят, и это главный подвиг.
А по соседству деревянный домик –
Великий Русский Сергиев Посад!

9 сентября 1990 г.

Воробушек
Поэту А.Ф. Чикову

Нахохлился воробышек на северном ветру,
с подбитой ножкой прыгает по крыше,
чириканьем приветствует он солнце поутру
в надежде, что оно его услышит.

Но рад теплу пернатый и от старенькой трубы,
совсем неважно, кто там печку топит,
пусть с облаками спорят дыма серые клубы,
наш хроменький сквозь них на солнце смотрит.

И чикает-чирикает о будущей весне,
когда тепла с кормежкой будет вволю,
водичку и зерно, голодный, видит он во сне
на спело-золотом пшеничном поле.

Что песни воробьиные для занятых людей?
Спасибо хоть за то, что сыплют крошки,
и те клевать опасно, где-то рядом кот-злодей,
да и рогатки бьют не понарошку.

Бедняга, отдышавшись под спасительной стрехой,
глазёнками сверкает озорными.
Подраненный, он все-таки и мудрый и лихой,
прохожим посылает позывные.

Ведь делятся все люди на поющих и глухих,
кто любит жизнь, а кто-то прожигает.
И злит последних, что какой-то в перьях из стрехи
о смысле жизни им напоминает.

Не чик-чирик-чирикать не умеет воробей
и знает, не заменит солнца печка.
Но вот однажды кто-то из внимательных людей
стреху заколотил гнилой дощечкой.

2002 г.

Конец XX века

Минувший век венчает диадема,
шипами терна память оживляя
и раненные мысли раздражая
несовершенством солнечной системы.

Волнует все: то солнце ярко светит,
то дыры в небе. Есть ли жизнь на Марсе?..
А сами мы, как встарь, капусту квасим,
жилища строим – каменные клети.

Не перечесть значительных открытий,
стремление одним кровоточащих:
ворочать миром, звезды сосчитавши,
быть дирижером атомных событий.

Кто умывался горькими слезами
при погибающей чужой отчизне?
Не возвратиться даже к бедной жизни
журавликам с раскосыми глазами.

На самом деле мы слабей мокрицы.
Нас убивают собственные бомбы,
и войны отрываются, как тромбы,
в несчастном теле кругленькой землицы.

Куда лететь? Мы встретимся на месте.
Давно пора понять и осмотреться.
Гордыне с Простотой не притереться,
хотя две тыщи лет маячит крестик.

Кому нужны вселенские реформы?
Одни слова и больше дела нету,
что маленькая, хрупкая планета
имеет тень крестообразной формы.

2000 г.

Бегите стрелки

Скорей бегите, стрелки часовые
навстречу свету, бьющему в глаза.
Висят без жизни флаги носовые,
чей ветер ночью сдёрнула гроза.
Назад идёт всё медленней корабль,
как будто знает, что никто не жжет,
с ним даже солнце, яркий дирижабль,
так непривычно медленно плывет.
Вперёд бегите, стрелки, вы – живые,
быть может, время всё вернёт назад.
Мои желанья, словно часовые,
за вас в тени беззвучно постоят.
Чего желать, когда душа ослепла,
не развевает ветер флаг любви,
от пристани осталась кучка пепла
и без названий тощие столбы

Вперёд бегите, стрелки часовые,
быть может, время всё вернёт назад,
пусть все минуты наши роковые
за горизонт, как чайки, улетят.

2003 г.