Алексей Васильевич Селиванов

(14.02.1937, хутор Ивановский Курской обл. – 15.05.1997, пос. Новостройка Сергиево-Посадского района Московской  области).
Родился в крестьянской семье. В 1957 г. приехал работать в п/я 10 (пос. Новостройка) после окончания Харьковского авиационного техникума. Сразу же по призыву попал в армию, после 3-х лет службы вернулся в Новостройку, поступил на заочное отделение Литературного института им. Горького. Учился там одновременно с А. Чиковым и Н. Рубцовым. Был активным участником  литературного кружка, который организовал и возглавил молодой специалист 4-го объекта В.Варварин. Кружок собирался в старом клубе-бараке возле проходной в 1960-61 гг.
Закончил  литинститут в 1966 г. В 60-е – 70-е гг. ездил в литкружке Загорска. Помогал начинающим поэтам в Новостройке. На предприятии занимал должности  механика – испытателя на 23-ом объекте и начальника санпропускника. Более двух десятилетий бессменно возглавлял профком НИИХИММАШа. При нем много было построено социальных объектов, но особенным внимание пользовалось любимое детище – библиотека, которой после его смерти было присвоено его имя.
Большая загрузка на работе не позволила ему полностью реализоваться в поэзии. Этот вывод можно сделать после знакомства с его творчеством, представленным наиболее полно в посмертных изданиях. Интонационное и ритмическое разнообразие стиха, его словарь, тематика восхищают. Как жаль, что мало написал!
Публикации:
- в студенческие годы печатался в журнале «Север» и в сборнике «Поэзия рабочих рук. Стихи. М., «Молодая гвардия»,1964
- печатался в газетах «Вперед» и «Зеркало».
- к годовщине смерти по инициативе И.Кудрявцева была выпущена  книга «Отметины. Стихотворения «сказка», Сергиев Посад, 1998.
- большая подборка стихов дана в антологии «Поэты Сергиева Посада. XXвек», Сергиев Посад.
- два стихотворения помещены в юбилейном Московском альманахе «День поэзии – 2000».
Е.Евдокимова     




Братская пристань
(Баллада)

штыковой навостренной лопатой
за деревней,
у стыка дорог
раскопали могилу солдата –
неприметный степной бугорок.
Три штыка до солдатского праха.
…горьковатый дымок лебеды.
…сладкий запах истлевшей рубахи.
…купоросная окись звезды.
Спит раскинувшись –
заячьи скулы,
и не съедены зубы ничуть.
Вот такие приходят из школы
и к отцовскому льнут плечу.
Но когда это надо было,
опоясавшись связкой гранат,
становились отцами в затылок…
Двадцать лет как прошла война.
Расстелили холщовую простынь
на горячей земле за бугром,
положили солдатские кости,
как поленца березовых дров.
Над баштанами – накипь полыни.
За баштанами – поле ржи.
Сколько небушка,
синей сини
на колосьях его лежит.
Чтобы пело оно колосисто,
столько сделано ратных дел.
Вечной памятью –
братская пристань –
к глыбе камня солдат прикипел.
Трутся ветры о скорбные брови,
У сапог –
Перепелок гром…
Поле – полюшко,
Сколько крови
В каждом корне твоем ржаном.
Красный гроб обнимая за плечи,
Не сказал я прощаясь «Прощай»,
Как солдату солдат –
- До встречи!
Грянет бой –
выходи встречать.

Царь
Государством болел Калита.
Экой нечистью Русь залита.
И в Москве-то не пахнет Москвой –
Понадыхано татарвой!
Хан монгольский степями скакал,
Утомился,
К кринице упал.
Не бывать тому, хамский хан, -
Кладезь сей нам от Бога дан,
Некрещеному – да не пить!
И ступил Калита: не быть!
И пошёл по всей Руси
Милостыню единства просить.
И питался кленовым листом,
И в ночи ночевал под кустом –
Ако сокол в просторах лесных
Ни казны не набил,
Ни мошны,
Собирая по косточке дань,
Чтоб взгремела мечами Казань!

Я стою у кремлевских стен,
Кумачами душа залита.
И, отвергая царей всех систем,
Поклоняюсь тебе,
Калита!

Собачьему классу

Целует пёс
И лапу подает.
Здорово, пёс –
В репьях вертлявый хвост,
Умилен мордой –
В груди ей соваться!
С тобою, пёс, грешно ль поцеловаться?

Что от стола осталось,
То доел.
Диеты – никакой!
Мечта – кусок бы мяса.
А дел-то сколько!-
Суматошных дел –
У твоего собачьего, брат, класса.
Стеречь и нечего,
А всё же хлопочи –
Ведь на снегу лежишь,
Не на печи.

Здорово, брат мой,
Нахалюга пёс.
Вопрос стандартный:
Каково живешь?

Да не балуй ты милый,
Не балуй!
Срываю с губ
Шершавый поцелуй.

* * *

Поговорить от имени России
Я не осмелюсь.
Просто не осилю.
Пять лет назад
Я что-то бы сказал –
Учитель путь рукою указал.
Сказал, куда,
Сказал, зачем
И с чем
Идешь и молодежь
с собой ведешь.
А нынче я забрел
в какой-то лес,
Где каждый ствол
с ружьем наперевес.

* * *

На этой горестной планете
Живем мы, алчные. Как дети
Все делим: куклы, самосвалы,
И все нам мало, мало, мало.
Деремся.
Ссоримся.
Проказим.
Куда не требуется – влазим.
Что не положено – берем.
Песок и сеем и гребем.
А он все сыплется сквозь пальцы,
Течет и сорится кругом
И мы, бездомные скитальцы.
Все строим из песка свой дом.
Но вот кончаются проказы
И глазом – пристальным, алмазным –
Прорежешь ты вдруг белый свет –
И ахнет пустота в ответ.

* * *

Река весь день сойти не смеет.
Пришел сентябрь и тенью лег
Под теплый  стог
И пятки греет.

В тончаших нитях паутины
Торжественно пронес свой груз
Нетленно пронес свой груз
Нетленно синий с середины
Терновый куст.

И заскрипел плетень под вечер
Узлами высохшей лозы.
И так прекрасно бесконечен
Полет последней стрекозы.

* * *    

Похолодало
Стало ало.
Тепла  как вовсе не бывало.
Дохнул мороз
предвестьем стужи
и синим льдом покрылись лужи.

* * *

Осенний дождь перекосил октябрь.
Ползут по небу тучи, тучи, тучи…
Они ползут уже как на локтях,
Ползут в низину с невысокой кручи,
По сизой пойме, где стоит капуста,
А кочанов уж нет.
Там стыло, пусто.
А срубленный секирою кочан
Распотрошен уже и сунут в чан.

* * *

дождь прошел.
Зашевелилась лужа.
И корова поплелась на луг.
Можно жизнь придумать лучше, хуже…
Но такая есть она, мой друг