Воспоминания В.Н. Соколова
К 60-летию г. Пересвет
Кадры решают все.
Затих грохот первого пуска на объекте № 1 в декабре 1949 г. который проводила команда командированных из Подлипок под руководством Королева и его главного «пускача» Воскресенского. Настало время комплектовать п/я10 (филиал № 2 НИИ88) своими кадрами. Начали прибывать молодые специалисты на постоянную работу из различных вузов, техникумов, ремесленных училищ из других городов по распределению.
Первая группа из Москвы – выпускники МАИ Виктор Пухов, Владимир Романов, Николай Пидорин, Маша Головашкина, Елена Плетнева приехала летом 1950 г.
Затем приехали молодые специалисты из МВТУ им.Баумана, Борис Савинов, Владимир Ануфриев, Юрий Карнеев, Евгений Бухнин, Владимир Соколов.
Затем прибыли из Казани Николай Ушенков, Петр Щавелев, Донат Витязев, Михаил Сажин. Еще в 1949 г. в Подлипки для п/я10 прибыло несколько специалистов инженеров и техники «кислородчики»     Вера Чекрыгина, Виктор Малинский, Люда Гаврилова.
Всем сразу нашлась работа. Ануфриева определили на первый объект, Пухову поручили создавать стенд для испытаний двигателей Исаева, Романова направили в монтажный корпус и поручили строить стенд № 5, Пидорин попал в отдел измерений.
«Кислородчиков» бросили на комплектацию оборудования и строительство кислородного цеха.
Работы было много. Надо было все создавать и создавать с О (нуля).
Первый стенд со всеми металлоконструкциями и кранами привозили из Германии. А остальные стенды надо было создавать самим. Специальный институт ГСПИ-7 заниматься этим делом, а консультантами были мы, молодые специалисты.
Трудно было. Учились на ходу. Работали каждый день допоздна. Жили в бараке №3, на том месте сейчас площадь Пухова. Осенью 1950 г. там стояла огромная лужа и к баракам были проложены деревянные мостки или лежали кирпичики. Освещения на улице не было.
Однажды ночью нужно было проверить, как идут дела по монтажу в кислородном цеху. Вышел я и слышу: кто-то стоит около лужи и плачет. Подошел поближе – молодые женщины – Вы к кому?
- Я жена молодого специалиста Юрия Карнеева. Взял ее на руки отнес к Юрию. Это была Клавдия Карнеева.
На всем поселке была только одна столовая. Чуть опоздал – останешься голодный. И магазинчик (палатка) рано закрывалась. С хлебом тоже были перебои. Тут часто проявлял свою инициативу Виктор Пухов. Заказывал машину (коробочку) и мы, молодежь, всей компании ехали ужинать в головной буфет на вокзал.
Шеф- повар на вокзале нас усаживал в отдельный кабине и кормил на славу. Опытный специалист был выслан из Москвы на 101 км. Мы в долгу не остались. Привозили ему канистру одного из нашего «компонентов».
Но это случалось редко. Чаще всего сидели голодные. Но молодежь не унывала. Долговязые Романов, Пухов, Щанли любители волейбола расчистили поляну и на месте, где сейчас отдел кадров, построили волейбольную площадку. Пидорин, Утенков, Лида Кадашова, Катя Лебедева собрали на воскресник молодежь. Доделали сарай-клуб и организовали там самодеятельность. Николай Пидорин – замечательный баянист. Он еще с фронта привез хороший баян. Николай  Утенков (любимец женщин), прирожденный  артист драматического плана, ставил спектакли. Катя Лебедева – вокалистка – хорошо пела. Люда Корташова ставила гимнастические номера. Своим энтузиазмом они заразили многих и под их руководством у нас в этом «сарае» проходили замечательные вечера самодеятельности. Но этого было мало. Молодые специалисты иногда делали набеги на Краснозаводск. Подходили к городу под аккомпанимент  Пидорина, пели «кавалерия дальше примчалась…» Окошки в домах открывались и девицы радостно встречали «кавалерию». Один раз попали на день рождение одной девицы. Ребята «скинулись» и купили девчонки золотые часы.
В 1952 г. администрация решила организовать вечер молодых специалистов. В рубленном домике  сделали длинный стол и расселись все  - молодые, красивые  глаза горят. Директор Глеб Михайлович Табаков сказал такие верные слова: «Вы проработали год. За этот год вы много узнали, столько, сколько бы не узнали и за 3 года  на обычном производстве. Так что теперь вы не молодые , а опытные специалисты и спрос с вас будет по большому. Вино лилось рекой. В середине вечера вина не хватило. Начальник первого объекта дает команду Борису Закурину: «Сходи на работу. У меня под столом стоит канистра со спиртом». Нужно было где-то использовать свою энергию. Нужен был стадион и спортзал. Я обратился к директору. Он сказал, что строительство стадиона стоит столько же, как и строительство кирпичного многоквартирного дома. Что лучше сделать. Стадион или построить дом для молодых специалистов?

Стадион
Молодежь все прибывала, об этом уже выше сказано. Создал спортивные секции: лыжную, тяжелой атлетики (штанга) организовали добровольное спортивное общество ДСО «Зенит», но заниматься было негде. Нужно строить стадион. Директор Г.М Табаков направил на строительсво стадиона новых работников предприятия, проходящих оформление в отдел кадров. Создали бригаду человек 15 во главе с геодезистом Вл. Иван С утра он давал им задания, а сам брал корзинку – и в лес за грибами. Рабочие бригады поработает немного – и тоже по домам. Так пропало целое лето. Только провели разметку и прорыли дренажные канавы. Народ возмутился, и на общем собрании приняли соц. Обязательство – решили дать всем цехам и отделам предприятия конкретные задания, а в 57 году построить стадион методом народной стройки. Ну, а главным строителем назначили заместителя начальника кислородного цеха Владимира Соколова.
Стадион включает в себя футбольное поле, беговую дорожку, площадку для баскетбола и волейбола, сектора для прыжков в длину и высоту. Площадку для игры в городки, теннисный корт. На спортивном ядре  необходимо выполнить дренаж, соблюсти уклоны и хорошо отнивелировать (выровнить). Но начали строительство с очистки площадки будущего стадиона. Для этого пришлось спилить и выкорчевывать около 10 столетних дубов. Спилить-то спилили, но выкорчевать пни тяжело. Пришлось использовать танки Т-34 без башни,  тридцатимиллиметровые тросы  рвались, как  нитки. Пытались на  таран. Но танки заскакивали на пни, и их самих приходилось спасать. Пожалели 2 дуба. Один с западной стороны, другой с южной, у самой беговой дорожки. Работали все лето, - и днем и по субботам и воскресеньям. Одного шлаку из Краснозаводска  на беговую дорожку завезли сотни автомашин .
На футбольное поле завезли хорошую землю с полей, ее надо было просеять и ровно-ровно укатать. Вот поле уже досеяли, дорожка готова, готова волейбольная площадка, теннисный корт, а к строительству баскетбольной площадки объект № 3 под начальством В.И.Горшкова еще не приступал.  Пожаловались директору. Он говорит Василию Ивановичу    : «Вот тут я распределяю премию за Ш квартал, а вы не выполнили соц.обязательство по строительству площадки, придется ваш объект лишить премии». На другой день Горшков весь коллектив привел на стадион и за неделю площадка была готова и заасфальтирована.
В сентябре 1958 года стадион был принят в эксплуатацию. На празднике открытие  стадиона прошел футбольный матч Новостройка – Краснозаводск, заснятый на кинопленку.
В 1959 г., не останавливаясь на достигнутом, пристроили к школьному зданию спортивный зал. Здание школы № 4 построено в виде буквы П. Достаточно было между крылами поставить стену, перекрыть крышу, сделать полы, отопления и туалет.
Эти все строительные работы. Требуются материалы и квалификация. На работу безвозмездно выполнили строители и сантехники, а добровольцы выполнили только вспомогательные работы.
Спортивная работа закипела. Возглавил ДСО энтузиаст, замечательный человек, бывший фронтовик Юрий Михайлович Богданов.
Табаков выпустил приказ объявил благодарность активным строителям, руководителям подразделений, наградил грамотами. И тут ко мне, как главному строителю, приходит Владимир Кондратов, в то время секретарь комсомольской организации. Почему в приказе не отмечен комсомол и нет меня, секретаря комсомольской организации?
- А где же ты был, когда строили стадион и спортзал? Мы там тебя не разу не       видели.
Тут началась закулисная интрига. Кондратов с разрешения зам. Директора своего друга В.Я. Качанова выпустил фотоальбом, используя наши фотографии и вывел десяток своих друзей с лопатами, с собой лично на переднем плане.
Альбом назывался «Комсомольцы Новостройки построили стадион и спортзал».  Этот альбом послали в райком и обком комсомола, в райком партии.
В результате такой аферы Кондратова выбрали в бюро РК КПСС, а вскоре он стал и первым секретарем РК КПСС г. Загорска. Но авантюрист – он всегда  остается авантюристом через пару лет он проворовался и его убрали, дело замяли.

Инициатива наказуема
При строительстве стадиона выполнялось много земляных работ. Перемещение грунта, разравнивание, утрамбовка. Требовалась  техника – бульдозер. А у нас бульдозера не было. В то время я работал заместителем начальника цеха. В нашем цеху в 1951 г. мы уже ремонтировали автобус. У нас был прекрасный высоко квалифицированный молодой коллектив, и я предложил ребятам: «Давайте, сделаем бульдозер. Они согласились. Нашли на свалке испорченный американский тягач. У него был неисправен двигатель. Договорился со своим другом Донатом Витязевым, зам. Начальника объекта № 7. Он дал двигатель с коробкой от автомобиля ЯЗ. Тягач мы затащили в монтажный пролет цеха. Определили кислородные установки от монтажного пролета. Вмонтировали двигатель в тягач и уже приготовились его заводить, когда в цех зашел новый директор предприятия Николай Павлович Полетаев. – Это, что за безобразие? В кислородном цехе ведется ремонт тракторов. Выбросить трактор. Пришли инженера из транспортного отдела, вытащили трактор на улицу. Заправили маслом, завели и уехали. Долго этот трактор бегал по поселку, но больше всего работал в колхозе. Таскал машины по полям во время уборки урожая.
А мне за инициативу объявили выговор.

Встреча с Королевым
Как уже говорилось в начале, кадры решают все. Молодые кадры «кислородчиков» активно включались в работу. Вернее сказать – не активно, а самоотверженно. Работали по полторы-две смены. Надо было скомплектовать трофейное оборудование, провести строительство здания, монтаж оборудования, создать техническую документацию, провести обучение рабочих, стажировки ИТР и пустить цех.
Проект цеха выполнило проектное бюро, Гипрокислородамонтаж вели две бригады из треста Союзкислородмонтаж. Одни монтировали машины, вторые аппараты. Стажировку ИТР провели на БКЗ (Балашихинском кислородном заводе). В декабре 1951 г. цех был принят в эксплуатацию. И это меньше, чем за год построить здание, обучать людей смонтировать, испытать оборудование и пустить кислородный цех. Это был трудовой подвиг.
Несколько раз во время строительство в цех заходил министр обороны Д.Ф. Устинов. Он просил  максимально ускорить пуск завода. Этого же требовал и главный конструктор С.П. Королев.
Пуски на объекте 1 проходили редко  и кислородный завод работал «по потребности». Наработает цистерну и останавливается.
Однажды в воскресенье вечером приходит в общежитие Юрий Карнеев. Он работал начальником бригады на объекте № 1 и просит: «В понедельник приезжает Королев, намечен пуск, а у нас кислород испарился и не хватает 5 тонн. Выручай, пускай свой завод. А как выручать, если все рабочие живут не на поселке, а ИТР Вера Васильева, Женя Бухман уехали в Москву. Нашел в общежитии машиниста Саню Коровина. Пустили мы насосную, компрессор – один аппарат. Пока он охладится, пока пойдет кислород, а время идет. Пустили второй компрессор, второй аппарат, дело пошло быстрее. С 2-х аппаратов в час уже тонна. Утром приходят рабочие в цех. Компрессора работают, аппараты работают, а никого нет. Кто же пустил? А это Соколов.
Конечно это был риск, но риск оправданный. Мы сами монтировали оборудование, сами его налаживали, сами составляли инструкцию. Поэтому знаем все досканально. Не только знали, но и умели работать.
К утру больше 5ти тонн жидкого кислорода было получено. Пуск на первом объекте прошел нормально. Днем звонит директор и приглашает в кабинет. У окна в неизменно и кожаном пиджаке сидит невысокий лысеватый мужчина Сергей Павлович Королев.
Я поздоровался. Он пригласил присаживаться. Первым делом поблагодарил за то, что наш коллектив в рекордно короткий срок пустил кислородный завод, и теперь не надо ездить за кислородом в другие города.
Спросил сколько в час вырабатывает одна установка, две. Я ответил: «Это мало. Нам теперь надо много кислорода. Какие у нас есть крупные установки?» «Я сказал, что в металлургии имеются крупные установки низкого давления КТ 360, вырабатывающие газообразный кислород для металлургии. Жидкостных установок нет. Установки Г-540 в нашем цеху работает по циклу высокого давления очень простые, надежные если их увеличить в 2 раза и к ним поставить соответствующие компрессоры, то они могут давать по полторы тысячи кг т.е. в 3 раза больше.
Но кроме установок нужны хорошие емкости для жидкого кислорода. – Я все это знаю. Емкости уже делают. Через 5 лет я уже пускал на других заводах установки КЖ-1600 и по 1600 кг в час жидкого кислорода.
В дальнейшем директор неоднократно меня направлял в другие города пускать кислородные заводы в Куйбышев, Воронеж, Красноярск.
Оказалось, что заводы построили, но там не было ни одного специалиста «кислородчика». Встал вопрос о подготовке специалистов криогенной техники.

Институт и техникум
МВТУ им. Баумана открыли филиал на новостройке по подготовке криогенщиков.
Преподаватели приезжали из Москвы, пригласили и нашли специалистов – начальника лаборатории 40 к.т.н. Ф.М. Позднякова, начальника кислородного производства. А.И. Лаврова, перебравшегося к нам из Балашихи, и меня. Я к этому времени решил заняться наукой и перешел в отдел № 12. Учились в МВТУ все знакомые ребята, работающие на производство в кислородном и водородном цехе, в том числе и очень умный аппаратчик Лева Семенов, с которым мы в один день оформлялись на работу. Лева работал на аппарате как Бог. Он чувствовал как идет процесс и только чуть-чуть направляем его в нужную сторону. Работал спокойно. Казалось, что он и не работает, а так, гуляет у аппарата, Особенно это важно при получении аргона Лева окончил институт. Его дипломный проект был на уровне кандидатской диссертации. В него он вложил весь свой опыт, накопленный в производстве.
Были и другие студенты, Геннадий Булычев 5 раз пытался сдать экзамен Позвонкову по процессам и аппаратам. Отрывочные знания, недостаточная подготовка в ШРМ не позволяли ему освоить курс кислородного производства. Стал вопрос об отчислении. Зав. Вечерним отделением Андрей Иванович Кольцов попросил помочь парню. Целый месяц он приходил ко мне по вечерам до 12 часов. Мы досконально проработали всю программу. На экзамене присутствовали 4 преподавателя. Экзамен шел 2 часа.
После Позвонков признался: «Ты, Соколов, победил». – А что же ты его не выучил? – ответил я».

Техникум
Одновременно с филиалом МВТУ в филиале Калининградского механического техникума была набрана группа по специальности 0530 (кислородные машины и аппараты), а в Москве на Дербеневской набережной такая специальность  закрыта. В институте в филиале МВТУ мы подготовили преподавателя для техникума Митина и он начал работать. Однако базовое предприятие НИИХИММАШ не выделили ему жилплощадь и он ушел в монтажное управление.
Техникум остался без основного преподавателя спец.дисциплины. Тут взялись за меня через отдел кадров, партком, завком  замучили меня и из начальников спец.лаборатории № 36 перевели преподавателем в техникум. Чтобы сохранить ставку навешали на меня 48 часов в неделю, зав.лабораторией и классное руководство. 8 часов каждый день 6 дней в неделю включая субботу. Преподавать это огромная нагрузка. К концу недели был как выжитый лимон. Еще разработка учебных программ, планов, реальностей дипломного проектирования. Проработав 10 лет в техникуме, я подготовил около 600 специалистов и вернулся на производство.
Но после себя я оставил в техникуме лабораторию, электрофицированные стенды и учебник, который мы выпустили вместе с моим учеником Л. Семеновым. Вместо меня преподает спец.дисциплины моя ученица Т.А. Морозова.