«Страницы истории» Часть 1. «Начало»

ВЫБОР МЕСТА

Поиск места для новой стройки начался с постановления Правительства СССР от 15 мая 1946 года, в котором говорилось: «Изыскать площадку для испытания ракет». Далее в том постановлении отмечалось, что эта площадка должна соответствовать определенным требованиям и находиться недалеко от Москвы - в пределах 100 километров и по той же дороге, что и основная база.

Для выбора места была создана специальная государственная комиссия во главе с начальником специального конструкторского бюро Министерства вооружения Карлом Ивановичем Тритко. На тихоходном винтомоторном самолете комиссия облетела ряд областей, в том числе и Московскую. В главной области страны, детально используя аэросъемку, обследовали 13 районов: Клинский, Дмитровский, Солнечногорский, Звенигородский, Александровский, Загорский и другие. Выбор остановили на Загорском. Здесь, у излучины реки Куньи, были найдены подходящие места.

Как гласит легенда, для более подробного ознакомления с этой местностью приезжали министр вооружения Дмитрий Федорович Устинов и главный конструктор Сергей Павлович Королев. Целый день они занимались осмотром берегов Куньи, подыскивая нужное место для сооружения испытательного стенда и жилого поселка. И в конце концов они нашли его. Позднее появился проектный документ соответствующих органов, в котором сообщалось: «Из всех осмотренных точек наиболее благоприятной площадкой, удовлетворяющей условиям, является место в 17 км от Загорска на правом берегу реки Куньи в направлении Переславля-Залесско-го, в 100 км от Москвы по железной дороге, 90 км по шоссейной. Правый берег крутой с разницей отметок берега и зеркала воды 30-35 метров. Река Кунья ограничивает площадку с севера, востока и запада, площадка ограничена большими глубокими оврагами, спадающими к реке Кунье. Ближайшие к площадке населенные пункты: в 2,5 км на юго-восток деревня Игнатьеве, в 3 км на север деревня Язвицы. Как площадка, на которой будут расположены подсобные здания и испытательные стенды, так и охранная зона находятся в основном на территории госфонда (Главлесохрана). На площадке в сторону деревень Игнатьеве и Коврове расположить жилой поселок на 1800 чел. с расширением до 3000 чел. Поселок располагается в 1,5 километрах от центра площадки и займет участок до 30 га, 1-я очередь 20 га. Застройка проектируется домами следующих типов:

1. 2-этажные дома городского типа - 10 %
2. Общежития - 10 %
3. Блокированные одно- и двухэтажные коттеджи - 60 %
4. Индивидуальные одно- и двухэтажные коттеджи - 20 %».

Этот официальный документ был направлен министру вооружения Д.Ф.Устинову, на который он наложил резолюцию: «Согласен. Форсируйте всемерно проектные работы и развертывайте подготовку строительства». Резолюция министра пошла в соответствующие ведомства, возглавляемые С.И.Ветошкиным, Л.Р.Гонором и Ф.Г.Титенковым. Строительство испытательной базы и вместе с ней жилого поселка имело важное историческое значение.

КУНЬИНА ГЛУХОМАНЬ

Со времени изыскательских работ до начала строительства новой стройки минуло около двух лет. В середине лета 1948 года директор НИИ-885 Лев Робертович Гонор издает приказ об образовании Особого строительно-монтажного управления №1 (ОСМУ-1). Его начальником назначают Георгия Васильевича Совкова.
Когда строители ОСМУ-1 вступили на порог будущей стройки, их встретил темный, дремучий лес. В нем росли вековые дубы и ели, кудрявые березы, частый осинник, пахучая черемуха и другие разнообразные виды растений. На каждом шагу встречались упавшие стволы мертвых деревьев. На моховых подстилках красовались боровики, под деревьями прятались сыроежки и подосиновики, голубела черника. В пойменных зарослях маленькой проворной реки Куньи водились тетерева, рябчики и куропатки. По тенистым оврагам шныряли барсуки, куницы. В чаще попадались лоси и лисицы. Кое-где лес был непроходим и страшен. Человека охватывала жуть от окружавшей его глухомани. Жители деревень Игнатьеве, Коврове, Самойлове не раз блуждали в этих местах, уходя за грибами или на охоту.

ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Первопроходцами стали молодые деревенские восемнадцати-двадцати-летние парни и девушки, завербованные в Костромской области. В товарных вагонах их везли до Москвы, затем электричкой до Мытищ и Калининграда (ныне Королев), а оттуда большими группами на открытых машинах в Загорск и Краснозаводск. Потом следовали санобработка, баня и расселение по деревням Игнатьеве, Коврове, Самойлове, Сватково по 6-8 человек в каждый дом. За каждого постояльца ОСМУ-1 выплачивало хозяину дома 50 рублей и выдавало по 1 кубометру дров. Из привезенных 800 человек комплектовали бригады плотников, каменщиков, землекопов, разнорабочих. Бригады плотников и каменщиков состояли из 8 -10 человек, землекопов и разнорабочих - из 15-20 человек, более узких специальностей - слесарей, маляров - из 3-5 человек. Жаль, что сохранившиеся источники не позволяют восстановить поименный состав этих бригад полностью.

Первопроходцы. Бригада землекопов. Бригадир Вениамин Улатов в центре. 1948г.

 

Первопроходцы. Бригада землекопов. Бригадир Вениамин Улатов в центре. 1948г.

Согласно справке о социально-экономическом развитии УКСа (прежнего ОСМУ-1), а также благодаря воспоминаниям очевидцев приводим имена первопроходцев:

Прорабы, начальники участков


1. Фокин Георгий Акимович
2. Иванов Василий Степанович
3. Лихоманов Михаил Андреевич

Мастера бригад

1. Кукушкин Николай Никифорович
2. Тумаков Михаил Григорьевич
3. Григорьев Павел Михайлович
4. Игнатов Николай Иванович

Плотники

1. Кудрявцев Михаил Матвеевич
2. Кувшинов Алексей Васильевич
3. Климов Илья Андреевич
4. Аксенов Михаил Николаевич
5. Фролов Вячеслав Иванович
6. Беляев Василий Тимофеевич
7. Булкин Иван Григорьевич
8. Иванов Дмитрий Геннадьевич
9. Шорохов Виталий Михайлович

Каменщики

1. Денисов Александр Иванович
2. Клейменов Анатолий Степанович

Слесари

1. Хромов Владимир Яковлевич
2. Доброхотов Валерий Константинович

Маляры

1. Московский Павел Михайлович
2. Фролова Вера Максимовна

Штукатуры

1. Белова Анастасия Александровна
2. Смирнова Евдокия Васильевна
3. Мамаева Ольга Афанасьевна
4. Межонова Александра Дмитриевна

Сварщики

1. Волков Александр Павлович
2. Смирнов Михаил Павлович

Бетонщики

1. Щелканов Семен Самойлович
2. Горняков Владимир

Разнорабочие

1. Мальцева Александра Николаевна
2. Красноцветов Виталий Алексеевич
3. Сидорова Ольга Петровна
4. Горячева Александра Федоровна
5. Скрябина Евдокия Дмитриевна
6. Клейменова Валентина Семеновна
7. Улатова Анна Николаевна
8. Сизова Галина Михайловна
9. Ячменников Владимир Егорович
10. Замятина Анна Семеновна
11. Улатов Вениамин Павлович

Руководящий состав ОСМУ-1

Руководящий состав ОСМУ-1.
Во втором ряду второй справа сидит начальник ОСМУ-1 Совков Г.В.



Жизнь первопроходцев была неимоверно тяжелой. На строительстве основными орудиями труда служили топор, лопата, лом, носилки. Спецодежды как таковой не выдавали - работали в чем приехали. Вкалывали по 10-14 часов в сутки, иногда в три смены, особенно на строительстве испытательной базы. Заработную плату, которая составляла 70-80 руб. в месяц, выдавали от случая к случаю. Подвоз питания был не отлажен. Приходилось перебиваться хлебом, сахаром да кипятком - с костра прямо под открытым небом. Толком отдохнуть получалось не всегда. С работы приходили к ночи, а иногда и ночью, перекусывали, что Бог послал, и укладывались на соломенные тюфяки рядком, согревая друг друга. А утром снова тяжкий, изнурительный труд с сознанием того, что это нужно Родине.
Так проходили трудовые будни первопроходцев, прибывших строить испытательную базу и жилой городок при нем.

«Лихомановка» - «Макеевка» - Полотняно-деревянный городок
«ЛИХОМАНОВКА»
Прокладка дороги на новую стройку. 1948 г.

Прокладка дороги на новую стройку. 1948 г.

Первое трудовое испытание выпало на долю первопроходцев, когда они занимались прокладкой дороги. Она начиналась от Ярославского шоссе и шла через глухой лес до деревни Игнатьеве. Из-за отсутствия техники первопроходцы пилили и перетаскивали деревья вручную: обрубали с них сучья, укладывали рядами на землю; получалось подобие дороги-лежневки. Сколько при этом было травм, ушибов и порезов - не счесть. Руководитель этой работы, прораб по фамилии Лихома-нов, подбадривал молодежь, иногда покрикивая на нее. Фамилия этого дорожного руководителя в сочетании с тяжелым физическим трудом приобрела воистину символическое значение: строящуюся лежневку строители-дорожники окрестили «лихомановкой». Действительно, лихим, непосильным был их труд. К тому же прокладку дороги форсировали удвоенными темпами: до конца осени нужно было пробиться к месту назначения - будущей испытательной базе и поселку - и начать строительство.
Работы осложнялись еще и зарядившими осенними дождями: одежда намокала, тяжелела, тело отказывалось слушаться. Но одержимые идеей молодые люди, превозмогая усталость, грязь и холод, шаг за шагом продвигались вперед.
И вот она, победа! В предельно короткий срок (за три месяца с небольшим) сквозь глухую чащобу была прорублена четырехкилометровая просека, и уложена дорога из бревен первая «дорога жизни» на новую стройку. Стояла осень 1948 года.

Через это болотистое место прошла дорога "лихомановка"

Через это болотистое место прошла дорога "лихомановка"
«МАКЕЕВКА»


Однако «лихомановке» было не суждено стать магистралью, связывающей Ярославское шоссе с новой стройкой. Чуть более года послужила она первопроходцам. Весной 1949 года началась прокладка новой капитальной дороги, а «лихомановку» оставили в стороне - справа.

Использовалась современная для того времени техника, и строили ее уже другие, более опытные люди, среди которых были и специалисты, в основном, работники НИИ-88.

Возглавлял дорожный отряд Виктор Петрович Макеев", впоследствии ставший генеральным конструктором, академиком, дважды Героем Социалистического Труда.

В русло новой дороги завозили песок, щебень и камни, работа велась с соблюдением всех правил дорожного строительства. Проложенная наспех «лихомановка» не отвечала стратегическим и техническим требованиям транспортировки ракет с основной базы на испытательный стенд новой стройки. Правда, новым дорожникам некоторый опыт «лихомановцев» все же пригодился. И за весну, лето и частично осень 1949 г. новая дорога была завершена, и по ней открылось движение.

Нужно отметить, что и здесь строители проявили чудеса героизма. Чуть позже специалисты МПС начали прокладывать параллельно шоссе железную дорогу.
На новой стройке строительством дорог занимались приглашенные со стороны специалисты, а помогали им рабочие ОСМУ-1. Все дороги мостили булыжниками из песчаного карьера, расположенного в окрестностях Куньи. Булыжные мостовые просуществовали до 1957 года.

zis 

Первыми по «макеевке» прошли автомобили ЗИС-5. 1949г

 

ПОЛОТНЯНО-ДЕРЕВЯННЫЙ ГОРОДОК


С осени 1948 года на новую стройку стало прибывать все больше и больше людей. Теперь это были специалисты-монтажники, первые испытатели. Им, впрочем, как и строителям-первопроходцам, до сих пор ютившимся по деревням, требовалось жилье. Поначалу вновь прибывших размещали в солдатские 12-местные палатки, 8 из которых установили на самой высокой точке будущей новой стройки - в районе теперешнего сквера, там, где стоит памятный камень, напротив дома N 10 по улице Советской. В одной из этих палаток и жил автор этих строк летом 1949 г. (В 1989 году рядом с этим местом в честь 40-летнего юбилея НИИхиммаш Н.А.Бухарин и И.Г.Булкин установили памятный камень.) Одновременно с этим усиленными темпами развернулось строительство нового жилья.

Палаточный городок строителей. 1948г.

Палаточный городок строителей. 1948г.


Довольно быстро поднялись финские щитовые двухподъездные одно- этажки площадью 50-60 кв.м каждый. На строительство одного дома ухо- 3 месяца. К марту 1949 года их стало уже 117. Комнаты в них, в основном, выделялись руководству ОСМУ-1 и рабочим с семьями. К coжалению, в них не было водопровода, зато имелось печное отопление. Эти дома использовали и в служебных целях: здесь разместились библиотека, отдел кадров, парикмахерская. Финские дома стояли по обеим сторонам теперешней улицы Первомайской, а часть из них - вдоль улицы Пионерской.

Первая улица. 1949г.

 

Первая улица. 1949г.

Наиболее интенсивные темпы строительство жилья приобрело в 1949-1950 годах. За эти два года также построили 10 брусчатых одноэтажных двухподъездных домов площадью до 60 кв.м каждый. В них было по 4 комнаты и 2 кухни с той и другой стороны. Оборудовались они добротными печами, а стены утеплялись мхом, так что новоселам - руководителям основного производства и передовым рабочим - жить в них было необыкновенно уютно. Устанавливали такие дома по обеим сторонам будущих улиц Ленина и с западной стороны Комсомольской. Там, где теперь стоят дома № 1, 2 по улице Строителей и дом № 1 по улице Мира, в те годы соорудили шесть деревянных бараков-общежитий для одиноких жилой площадью 430 кв.м каждый. В таком бараке могли жить от 80 до 100 человек. Отопление было печное, кухня общая.
В районе улицы Бабушкина в 1950 году началось строительство первых кирпичных домов по немецкому проекту. 12-квартирные двухэтажные дома площадью 315 кв.м, оборудованные печным отоплением 8, строили малоопытные каменщики - выпускники школы ФЗО. Среди финских брусчатых домов они смотрелись внушительно и богато. Заселяли в них только работников основного производства, да и то по особому распоряжению дирекции.
Во время строительства первого жилья поселок напоминал передовую линию фронта: кругом высились горы земли, змеились длинные траншеи, лежала непролазная грязь. Ходить по ней можно было только в резиновых сапогах, но и их подчас засасывала строительная жижа.
Поселок новая стройка 1948-1950 годов являл собой вид полотняно-деревянного зодчества.

Водоснабжение - Медпункт - Первый магазин - Деревянная столовая - Первые детские ясли - Барачный очаг культуры - Первенец производства подает голос
ВОДОСНАБЖЕНИЕ

 

В 1947 году специалисты Государственного проектного строительного института взяли из реки Куньи пробы воды, чтобы определить, пригодна ли она к использованию на производстве и в быту. Вскоре последовал вывод: эта вода не годится ни для того, ни для другого. Для технических целей она не подходила из-за слабого напора, а для бытовых нужд - из-за несоответствия санитарно-гигиеническим нормам. Поэтому было принято решение пробурить в самой нижней точке новой стройки артезианскую скважину, поскольку на глубине 180м находились чистые грунтовые воды. Это было, конечно, делом будущего, однако вода требовалась уже сегодня, причем ежедневно и ежечасно. И вопреки неудовлетворительным результатам санитарно-эпидемиологической экспертизы (кстати, людей не поставили об этом в известность) воду все-таки стали брать из реки. Попробовали ее раз, другой да и стали использовать в бытовых целях, благо вкус оказался неплохим, а расстройств желудка и кишечника не наблюдалось. Привозила воду из р.Куньи на лошадке в бочке Мария Логунова. Доставляли также воду из деревни Игнатьеве в цистерне на тракторе и таким же образом развозили по новой стройке, обеспечивая жителей водой. Этой работой занимался добросовестный водовоз Михаил Арефьев.
С конца 1949 года водоснабжение значительно улучшилось благодаря вводу в эксплуатацию нового оборудования. У реки Куньи соорудили временную деревянную водонасосную с небольшим насосом и водозаборным устройством. По утепленным трубам вода поступала в металлический резервуар, стоявший на высоких деревянных козлах в районе теперешней круглой башни. Далее из резервуара по временно смонтированным наземным трубам она текла самотеком в дома и уличные колонки. Качество воды взяли на контроль, стали хлорировать ее. Так шло обеспечение поселка водой вплоть до июля 1951 года, когда наконец заработала артезианская скважина в районе стенда объекта № 2. Кирпичная водонапорная башня, построенная над ней, и поныне стоит на самой возвышенной точке НИИхиммаш. Вода артезианской скважины оказалась самой лучшей во всей Московской области.

 

МЕДПУНКТ

Первое лечебное заведение. 1949г.

Первое лечебное заведение. 1949г.

На новой стройке первое медицинское учреждение - медпункт -появилось в 1948 году. Оно представляло собой деревянное шестигранное строеньице площадью 23 кв.м. В медпункте, располагавшемся между теперешними домами № 2 и 4
по улице Бабушкина, работало всего 2 человека: врач и медсестра, но этого было достаточно, поскольку подавляющее большинство молодых испытателей и строителей отличалось завидным здоровьем. Работники медпункта быстро оказывали помощь при незначительных травмах, ушибах и порезах. В случае серьезных заболеваний и повреждений, а случалось и такое,они отправляли больных в медицинские учреждения Загорска и Краснозаводска. Возглавляла медпункт врач Т.И.Румянцева, должность которой входила в штатное расписание основного производства.

ПЕРВЫЙ МАГАЗИН

На новой стройке он открылся в 1948 году. Это было дощатое деревянное здание с торговым залом площадью 36 кв.м , в котором продавали, как правило, основной продукт питания - хлеб. Работал магазин от Сватковского сельпо. Хлеб подвозили с задержками, поэтому нередко после таких перерывов за ним выстраивалась длиннющая очередь. Иногда рабочих баловали свежей вареной колбасой, иногда ржавой сел едкой. Магазин располагался недалеко от центральной проходной на улице Советской

Таким был первый магазин. 1949г.

Таким был первый магазин. 1949г.
ДЕРЕВЯННАЯ СТОЛОВАЯ

Главной насущной проблемой руководств ОСМУ-1 и основного производства стало обеспечение работающих горячей пищей. Сухая еда: хлеб, сахар с водой, иногда колбаса все это порядком надоело, к тому же появились симптомы желудочных заболеваний. «На жалобы рабочих по поводу отсутствия горячей пищи, - вспоминает Галина Сизова, -начальник строительства Совков Георгий Васильевич, подбадривая нас, говорил: «Девушки, милые, потерпите немножко. Скоро я вас накормлю горячей пищей, построю столовую». Обещание он выполнил, и к концу 1949 года трудящиеся смогли получать горячее питание. Заведующей в новую столовую назначили Валентину Ивановну Рюкову, а шеф-поваром Марию Никандровну Прохорскую. Однако строили деревянную столовую быстро и наспех. Оттого, видимо, и крыша текла, и в стенах зияли щели. Есть в такой столовой было крайне неуютно. Да и место для нее выбрали неудачное, она располагалась в районе теперешней школы № 5, и по бездорожью новой стройки добраться до нее, особенно с основного производства, было трудно.
Столовая работала и от ОРСа, и от Райпотребсоюза, затем от треста столовых города Загорска. Во время сооружения 1-го стенда обеды из столовой привозили даже на рабочие места: на котлованы и к траншеям. Меню, конечно, не отличалось разнообразием: щи, каша, чай; но и этому были рады - радешеньки.

ПЕРВЫЕ ДЕТСКИЕ ЯСЛИ

 

Вскоре на новой стройке начали играть свадьбы, стали рождаться дети. Молодые мамы не хотели сидеть дома, да и зарплата 70-80 рублей не позволяла содержать семью из 3-х человек. Поэтому возникла необходимость в организации детских яслей.
Первые ясли открылись по адресу: улица Ленина, 8, в брусчатом доме, оторый первоначально предназначался для жилья. Там для малышей поселка разместили двенадцать кроваток, но, как оказалось, с каждым днем их требовалось все больше и больше.

 

БАРАЧНЫЙ ОЧАГ КУЛЬТУРЫ

Дом Культуры

Как ни удручающе было положение с питанием, одеждой и жильем, но молодость брала свое, особенно когда за плечами всего-навсего 18-20 лет. Жизнерадостные и заводные костромские парни и девушки не только могли без остатка отдавать себя работе, но и умели разудало веселиться.
Вечерами, после работы, они собирались вместе и прямо под открытым небом на дощатой мостовой или хорошо утоптанной улочке устраивали веселые пляски. Выходили в круг по 20-30 человек и под аккомпанемент двух-трех гармоней залихватски, с частушками, отплясывали «елецкого» и «мотаню».
Душа, истомившаяся от бескультурья, получила первый очаг культуры барачного типа. Построили его в ноябре 1949 года, но функционировать он стал в начале 1950 года. В холода пляски переносились под крышу деревянного клуба. Там же стали «крутить» кино. Из-за отсутствия кинобудки проектор устанавливали прямо в зале, но его «трескотня» нисколько не мешала смотреть фильмы. На первых порах клуб не отапливали, и зимой его посетителям, чтобы согреться, приходилось притопывать и потирать руки. Кроме танцев и кино, других развлечений в клубе не было, если не считать общественно-политических мероприятий.

ПЕРВЕНЕЦ ПРОИЗВОДСТВА ПОДАЕТ ГОЛОС

Поиск места, прокладка "лихомановки" и "макеевки", строительство полотняно-деревянного городка, медпункта, магазина, столовой, детских яслей, деревянного клуба - все подчинялось одной-единственной цели: услышать долгожданный голос производства - грохот баллистической ракеты. Однако подготовка к первому запуску велась в обстановке такой секретности, что нам ничего не было известно ни о правительственном постановлении, ни о последующих за ним документах о сроках намеченных испытаний. О них знали лишь единицы - начальник ОСМУ-1 Г.В.Совков, главный инженер основного производства Г.М.Табаков и начальник объекта В.В Клименов.

Рядовым же сотрудникам за соблюдение секретности к заработку или окладу доплачивали 20 процентов. Кроме того, каждый работающий давал подписку о неразглашении государственной тайны.
Чем ближе подходило к концу строительство испытательного стенда -большой металлической башни, опиравшейся на две мощные железные «ноги», тем явственнее ощущалось напряжение. В воздухе витало таинственное слово «пуск». Никто не знал, что это такое и когда он состоится, но все его ждали. Это слово боялись произнести вслух, как будто оно могло взорвать тишину окрестного леса и нарушить привычный уклад жизни. Теперь, по прошествии более чем 50 лет, стало возможным отодвинуть завесу тайны и рассказать, что же предшествовало этому загадочному «пуску».
Еще осенью 1948 года началось интенсивное строительство огневого стенда для испытания баллистических ракет.Это огромное металлическое сооружение, установленное на железобетонных подушках на откосе большого оврага недалеко от Куньи, возводили больше года. Сначала костромские труженицы, чтобы вырыть котлованы для заливки железобетонных опор, перелопатили тысячи кубометров земли. Потом за дело взялись мужчины. Рабочие, земляки костромчанок, заполняли опоры и отбойный лоток стенда бетоном, такелажники варили и клепали его конструкции, испытатели готовили стендовые системы и рабочее место для приема ракеты. Тем временем в главном центре, располагавшемся в тогдашнем подмосковном Калининграде, кипела работа по сборке ракеты конструкции С.П.Королева. Несмотря на то, что она походила на немецкую ФАУ, это была первая отечественная баллистическая ракета.
После сборки ее должны были доставить на новую стройку для первого огневого испытания. Но это могло случиться не раньше наступления холодов, так как для транспортировки ракеты требовалась дорога с твердым покрытием. А до стенда построить ее не успели. Ждали морозов.
ПускИ вот к ночи 12 декабря 1949 года ударил сильный мороз (до - 27" С), дорога стала твердой и надежной. Через сутки закрытую брезентом ракету на автомобильном лафете благополучно доставили на новую стройку. Ее поместили в монтажный цех и стали готовить к испытаниям.
По окончании этих работ ракету поставили на стенд и провели последние проверки всех систем. На четвертые сутки в нее залили 4500 кг спирта и 5000 кг жидкого кислорода.
На первое огневое испытание прибыли министр вооружения Д.Ф.Устинов, главные конструкторы С.П.Королев и В.П.Глушко, другие ответственные лица. Когда все было готово, открылись металлические ворота испытательного стенда, и из бетонного бункера последовала команда помощника С.П.Королева Л.А. Вокресенского: «Пуск!». Раздался хлопок, треск, гром, все окуталось паром и дымом. Шум, нарастая, слился в одно сплошное громогласное а-а-а-а-а! и через минуту растворился в чернильном небе.
Произошло это историческое событие 18 декабря 1949 г. в 20 час 52 мин. На следующий день жители близлежащих деревень и города Краснозаводска в страхе говорили, что новая стройка взорвалась и сгорела. Но она была в целости и сохранности, просто наконец-то подал голос первенец производства. Он возвестил, что первое испытание завершилось триумфом.10 Именно этот день и стал датой рождения основного производства НИИхиммаш.

 

Стенд №1 во время испытательного пуска ракеты Р-1. 18 декабря 1949